Узник фашистских концлагерей Мария Игнатовская до сих пор в строю

В преддверии Великого праздника Дня Победы хочется рассказать о Марии Фёдоровне Игнатовской, узнике концлагерей фашистской Германии, чудом выжившей в страшное военное время, ветеране Ишимского отдела вневедомственной охраны.

Родилась Мария Фёдоровна  Игнатовская  (в девичестве Шевцова-) 1 января 1943 года в землянке у партизан в Брянских лесах. Случилось это так. Отец- Фёдор Евсеевич Шевцов 1907 г.р. и мама Софья Сергеевна Шевцова (Шульгина) 1907 г.р. с двумя сыновьями Григорием и Павлом, жили в селе Старая Гута Середино-Будского района  Сумской области, что на Украине. В первые дни войны гитлеровские захватчики очень быстро продвигались по землям Украины и занимали территории.  Мирному населению ничего не оставалось, как покидать насиженные места и уходить в леса к партизанам, надеясь на их защиту. Кто мог- брал оружие в руки, помогал выполнять задания, другие заготавливали дрова, готовили еду для отряда. Так продолжалась жизнь, а наряду с горестями,  в семье Шевцовых произошла большая радость -родилась желанная дочка. Узнал об этом событии Фёдор Шевцов в плену у немцев. Выполняя задание, он с боевым другом, попал в засаду. Больше семья никогда не видела отца.

Из воспоминаний матери Марии, Софьи Сергеевны:    «… Война продолжалась и немцы стали сдавать свои позиции. Фашисты очень злились, чувствовали, что проигрывают войну, стали больше издеваться над мирным населением: где поймают, там и расстреливают. В мае 1943 года немцы и власовцы с собаками шли цепью, выгоняя людей из леса. Партизаны ушли вглубь болот, кто мог, тот защищался, а остальных, в том числе и нашу семью, пешком пригнали в Брянск на сортировку. Там немцы сортировали людей: крепких и здоровых — в выгоны для Рейха  Германии,  а остальных- женщин и детей, старых и немощных- отправляли по другим лагерям: шли пешком по 25 километров, затем привал и снова в путь. На привалах людей кормили куском хлеба и давали кружку воды, многие женщины не выдерживали таких нагрузок, ведь почти у каждой на руках был маленький ребёнок, а за подол держались другие дети. Некоторые женщины по дороге бросали своих детей в кусты, надеясь, что может быть, их кто-нибудь подберёт  и они останутся в живых.

От Брянска до Прибалтики гнали людей по бездорожью, а потом — грузили в товарные вагоны без окон и дверей и везли, неизвестно куда. Привезут в лагерь — опять сортировка, делят мужчин и женщин, молодых и старых… В основном люди держались семьями, старались помочь друг другу, чтобы сохранить сыновей. При очередных сортировках матери прятали их под свои длинные юбки или сажали в мешки, а сверху садились сами…»

Как моей маме удалось всех нас сохранить живыми, вместе, я не знаю, на её долю выпала очень трудная жизнь, как, впрочем, и на долю тех, кто побывал в том аду. Немыслимо — пройти 9

концлагерей в Риге, Каунасе, Шауляе, Алитусе, чудом выжить и после войны, в мирные 90-е давать свидетельские показания в пользу тех селян и узников, на которых не сохранились документы в архивах…  Из разных городов тогда ещё Советского Союза приезжали к маме люди и всем им, она хотела помочь.

Из воспоминаний матери Марии, Софьи Сергеевны:

«…в последнем концлагере, лагере смерти, было вообще невозможное. О еде можно было только мечтать — кружка воды или подобие баланды и обязательно, неважно, взрослый ты или ребёнок — три раза в день по голове куцопкой (палка для битья с металлическим наконечником).  Доставалось и маме, после чего она стала инвалидом. И каждый день целыми бараками вели заключённых в печь, и все знали, чей барак следующий. Нам помог Бог и наша армия, которая в августе 1944 года ранним утром нанося разгромы, подняла немцев с постелей, и им стало уже не до нас. Убегая, они хватали все, что могли унести, а все остальное, в том числе и документы, сжигали.

Немцев прогнали, но мы оставались в лагере еще некоторое время и лишь к октябрю все вместе вернулись в родное село, где не было нашего дома, только обгорелый сарай на выжженной земле. Как и прежде, все заботы и хлопоты легли на плечи моей мамы. Братья были ещё малы: Григорию- 13 лет, Павлу -7, а мне полтора года. Поселились мы в доме чудом уцелевшим с восьмью другими семьями…»

Рассказывает Мария Фёдоровна: « …Приближалась зима. И вновь испытание: мама принялась ремонтировать сарай, сколотила четыре стены из чего было, сложила сама печку, так и прозимовали. Потом наступили голодные послевоенные сороковые, когда хлеб и продукты давали по карточкам. Пособие «по потере кормильца» мы получали недолго, его  отменили. Я была маленькой, но отчетливо помню, как со старшим братом ходили в лес за желудями, как собирали на поле мерзлую картошку, как рвали молодую крапиву, лебеду и полевой щавель, а еще ходили собирать на колхозное поле колоски, но так, чтобы не видел объездчик- его все боялись, уж если попадешь под его кнут, мало не покажется. Так вот и жили. Маме очень трудно было воспитывать нас, она много работала, валила с другими женщинами лес, грузила его на большие машины, да и дома работать нужно было. Везде мама успевала и никогда не жаловалась на свою женскую долю, только говорила: «Бог терпел и нам велел».

После войны старший брат Гриша учился в Москве, в ФЗО, отслужил в армии, обзавелся семьей и по сей день живет в селе Сарая Гута со своей женой, воспитывает внуков и правнуков. Павел был средним, ему приходилось присматривать за мной, защищать и учить уму-разуму, он очень много читал и что отличало его от нас,  очень красиво пел. Жаль, что рано ушел из жизни, оставив пять дочерей, которых воспитать и вырастить помогла мама. После того, как я закончила семилетку и уехала из села, мама жила с семьей Павла, свою жизнь, посвятив внукам…»

Сама Мария закончила кулинарный техникум, пошла в армию, служила- работала в Брюховичах. Там и познакомилась со своим будущим мужем Николаем Игнатовским, благодаря которому в 1964 году и оказалась в городе Ишиме Тюменской области, где живет и сейчас. Трудовую деятельность начала после рождения дочери Светланы на Ишимской обувной фабрике. Какими только специальностями не овладела за 24 года работы на ней! Рано овдовев,  ей пришлось уйти из цеха, где прошла её трудовая молодость — в отдел охраны. Закончила работать в должности начальника охраны все той же обувной фабрики.

Сейчас, будучи на пенсии, несмотря на подорванное здоровье, она до сих пор в строю- занимается общественной работой- является председателем первичной организации бывших малолетних узников фашистских концлагерей.

Мария Фёдоровна говорит: «Жизнь моя удалась, я искренне благодарна тем солдатам, которые нас освободили. Вечная им слава, память и низкий поклон за наше, пусть несчастливое детство, зато за подаренную жизнь. Я очень счастлива. У меня выросли хорошие дети и мои любимые внуки: Константин, Николай и Ярослав, есть и правнук-Кирилл. Дети живут в Тюмени, часто навещают меня и уговаривают переехать к ним, но я никак не могу решиться — Ишим для меня стал родным.

Просмотры: 62
Загрузка...