Афанасьев в своей конюшне?

AokdizGJYNQАвтор Мария Самаркина. — Конюшню казака Афанасьева, что на берегу озера Круглое поселка Мыс, хотят снести, — такое сообщение появилось в Интеренете. в принудительном порядке снесут «строения и сооружения для содержания лошадей, левады, навесы, манеж для тренировок и… самих лошадей».

Это из уведомления межрайонного отдела по особым исполнительным производствам регионального управления Федеральной службы судебных приставов, которое вручили Владимиру Афанасьеву 9 февраля, во вторник.

Про снос конюшни написано предельно ясно — казнить, нельзя помиловать. Все остальное предельно непонятно: в уведомлении говорится, что конно-любительский кооператив «Русская тройка» (фактический адрес по имеющимся документам — улица Литейщиков, 2), председателем которого является Владимир Афанасьев, обязан в течение трех месяцев с даты вступления в законную силу решения областного арбитражного суда от 10 августа 2015 года убрать постройки с участка площадью 10143 кв.м, расположенного по адресу: город Тюмень, ул. Судоремонтная, 1-а, корпус 1, 3; ул. Судоремонтная, 1-а, стр. 5, 6, 8, 10, 16, 17, 21, 23, 25, 26, 28, 30; ул. Судоремонтная, 1-а, сооружения 1, 3.

Получается, казак с лошадьми находится на улице Литейщиков, 2, и это никем не оспаривается. Но кооператив каким-то образом встал костью в горле организации «Гудвилл», которая купила у судостроительно-судоремонтного завода участок на улице Судоремонтной.

Однако путаница с адресами никого не заботит. Кроме Афанасьева, конечно, — он уже второй год живет в режиме непрерывной борьбы за лошадей и детей, которые совершенно бесплатно приходят на его конюшню заниматься верховой ездой.

Может, помните: осенью 2014 года Ленинский районный суд впервые объявил о том, что конюшне на берегу Круглого не быть. Больше 30 лет была, а тут — не быть, потому что права на этот участок приобретены фирмой, намеревающейся что-то здесь строить. Но в марте 2015 года областные судьи Антропов, Кавка и Плоскова вынесли апелляционное определение: в удовлетворении исковых требований, предъявляемых ООО «Гудвилл» к казаку Афанасьеву, — отказать. Думаю, в глубине профессиональной души они понимали: «Гудвилл» пойдет в арбитраж и будет судиться с Афанасьевым уже не как с Афанасьевым, а как с «Русской тройкой». В итоге так и произошло.

Арбитражный судебный процесс закончился в пользу «Гудвилла». Владимиру Афанасьеву сказали: можете подать на это решение жалобу в Восьмой арбитражный апелляционный суд, что в Омске. Сделать это надо в течение месяца. Он и подал — отправил почтой, но ответа, посланного ему тоже по почте, не получил.

А в нем, как позднее выяснилось, сказано: 17 сентября 2015 года апелляционный суд определил, что жалоба казака составлена не совсем корректно, в связи с чем Владимиру Афанасьеву предлагается до 15 октября исправить указанные недостатки. Но письмо в руки адресату не попало, и срок он пропустил.

Почта сейчас признает: под расписку извещение о заказном письме из суда она Афанасьеву не вручала (об этом есть и бумага из Тюменского районного почтамта УФПС). Почтальон не застал дома адресата, а потому и первое, и вторичное извещения были брошены в почтовый ящик и непонятно куда делись…

Казак подал кассационную жалобу, а потом снова апелляционную. И та, и другая были возвращены — опять не по правилам составлены, не вписываются в сроки…

Люди, у которых Афанасьев спрашивал совета, но которым недосуг было во все это вникать, кивали на юристов — мол, иди к ним. Но на юристов просто не было денег, зато была огромная надежда на торжество справедливости. Увы.

Вчера в областном арбитражном суде прошло еще одно заседание — казак Афанасьев попросил прекратить судебное разбирательство до выяснения всех непонятных моментов этого дела (и путаницы с адресом, и истории с недоставленными письмами, и недоверие казака к проведенной земельной экспертизе). Афанасьеву отказали.

Охранники, возвращавшие на проходной суда казаку нагайку (с ней в суд, конечно же, нельзя), с сочувствием спрашивали:

— Ну, как?

Да никак…

Помню, в самом только начале, когда обнародовались все эти земельные споры, на защиту дяди Вовы много кто встал. Ну, как встал? Говорили о патриотическом и спортивном воспитании подростков, которым он занимается; о защите им экологически чистого места на берегу Круглого от пожаров и свалок; о поддержании казачьих традиций; о лошадях, само собой, которые ведь не строения, их не снесешь… В общем, о чем только ни говорили. Но со временем группа поддержки редела, на заседания приходило все меньше людей, а на последнее и вовсе никто.

Сейчас неправильно говорить о том, что «Гудвилл» не имеет права требовать освобождения принадлежащей — по документам — ему земли. Сейчас правильно говорить о том, что конюшню и лошадей надо как-то спасать. Перевозить куда-то, что ли.

Просмотры: 3122
Загрузка...