Около 3000 банкоматов «Мастер-банка» умерли в связи с отзывом лицензии

20131120-224512.jpg

Банк России с 20 ноября отозвал лицензию у Мастер-банка, входящего в сотню крупнейших банковских сообществ России. Такое решение регулятор принял в связи с тем, что кредитная организация была вовлечена в проведение крупномасштабных сомнительных операций.

Вице-президент РСПП, член КГИ Виктор Плескачевский:

«В банковском сообществе, в кулуарах, давно обсуждают проблему рискового поведения некоторых банков, в частности «Мастер-банка». Этот банк позволял себе операции, которые в профессиональном сообществе определяются, как пограничные или «сомнительные». Но главный вопрос в другом: почему ЦБ только сейчас это обнаружил? У него и у Росфиннадзора есть все необходимые инструменты определить это максимум за месяц-два.

Возможно, это связано с приходом Эльвиры Набиуллиной на пост главы ЦБ, или есть еще какие-то существенные причины. Банковскую общественность и потребительский сектор прежде всего интересует, почему регулятор так долго тянул время и не начал действовать сразу, как только это стало очевидным. Как банк, с набором такого количества сомнительных операций и откровенно пренебрегающий системой контроля и управления рисков, оказался внутри системы гарантированных вкладов? Большинству профессионалов было очевидно, что этот банк рано или поздно под нажимом регулятора или кредиторов должен был «лечь». Лично у меня возникает вопрос, почему сама система гарантирования вкладов не контролирует эту ситуацию и тех, кто является участником этой системы? Фактически не сработала система контроля рисков или она отсутствует совсем.

В мире существует два типа систем гарантирования вкладов. Первый, как у нас, – американский вариант, когда на бюджетном уровне выстраивается компенсационный фонд, гарантирующий операции с вкладчиками. И второй – европейский, где в некоторых странах функцию системы гарантирования вкладов берет на себя солидарная ответственность банков членов банковской ассоциации. В первом случае — нет никакого регулирующего эффекта и никакой заинтересованности участников системы в добросовестности каждого её члена. Во втором случае, когда солидарная ответственность означает ответственность «каждого за каждого» члена системы, очевидно есть регулирующий эффект. Не трудно догадаться, что обмануть своих коллег по бизнесу значительно сложней, чем обмануть государственный регулирующий орган. Таким образом, российская система гарантирования вкладов не мотивирует участников этой системы на самоочистку рынка от недобросовестных банков, а функций, фактически государственного, Агентства гарантирования вкладов оказывается не достаточно для того, чтобы исполнить важнейшую публичную функцию защиты общества от недобросовестных профессионалов.

Что будет с «Мастер-банком» завтра, кто купит его в таком состоянии? Это не известно и мне не интересно. Прежде всего потому, что не известно реальное финансовое положение этого банка. Возможно, в каком-то случае необходимо его немедленное банкротство, а в каком-то лишь санация и продажа новым хозяевам. Но, нужно учесть, что банкротство банка, например, в Германии, означает его ликвидацию и происходит в течении всего лишь трех дней. Прежде всего для того, чтобы не разворовали его ликвидные активы. К сожалению, в России процедура банкротства банка занимает от нескольких месяцев до нескольких лет. Как будто кто-то специально построил систему, подталкивающую управляющего банкротством к разворовыванию банка.

Таким образом, главная задача по защите основных экономических прав и свобод граждан сводится к необходимости создать систему постоянного, динамического регулирования, контроля и надзора за банками и остальными финансовыми институтами, достаточную для того, чтобы обеспечить необходимую ей надежность в глазах потребителя».

Просмотры: 235
Загрузка...